Карлос Кастенеда — Человек знания

В самом начале моего обучения дон Хуан заявил, что цель его учения «показать, как можно стать человеком знания». Это его высказывание я делаю отправной точкой. Оперативная цель — стать человеком, обладающим знанием. Ясно также, что все учение дона Хуана направлено на то, чтобы тем или иным способом достигнуть этой цели. Ход моих рассуждений в этой части был таков: если при данных обстоятельствах стратегическая цель — стать «человеком знания» — нужно разъяснить «оперативный порядок», тогда справедливо сделать вывод о том, что для того, чтобы уяснить себе оперативный порядок, нужно уяснить конечную цель: человек знания.
Когда я определил первый раздел структуры «человек знания», появилась возможность определить семь концепций, составляющих этот раздел:

(1) стать человеком знания было вопросом обучения;
(2) человек знания имел непреклонное намерение;
(3) человек знания обладал ясностью мышления;
(4) стать человеком знания было вопросом напряженного труда;
(5) человек знания был воином;
(6) становиться человеком знания был непрекращающийся процесс; и
(7) человек знания имел олли (союзника).

Эти семь концепций были темами. Они проходили через весь курс обучения, определяя самый характер всего знания дона Хуана. Так как стратегическая цель его учения — сформировать человека, обладающего знанием, то все, чему он обучал, включало в себя специфику каждой из этих семи тем. Взятые в совокупности, они определили концепцию «человек знания», как способ поведения, являющийся конечным результатом длительной и утомительной учебы. Однако, «человек знания» — это не руководство по поведению, а целый комплекс принципов, включающих в себя все необычные обстоятельства, имеющие отношение к преподаваемому знанию.
В свою очередь каждая из этих семи концепций состоит из разных понятий, раскрывающих, все эти грани.

Из утверждений дона Хуана можно было сделать вывод о том, что человеком знания мог быть диаблеро, т.е. колдун, занимающийся черной магией. Он утверждал, что колдуном был его учитель и в прошлом он сам, хотя некоторые аспекты колдовства перестали его интересовать. Так как цель учения — показать, как стать человеком знания, а частью этого знания было колдовство, значит, существовала неотъемлемая связь между человеком знания и колдуном. Хотя дон Хуан не использовал их как взаимозаменяемые термины, тот факт, что они сходны и связаны, допускает возможность того, что «человек знания» со всеми семью темами и составляющими их концепциями, включает в себя все обстоятельства становления колдуна.

Стать человеком знания было вопросом обучения

Первая тема подразумевает, что учиться — это единственный способ стать человеком знания, а это в свою очередь подразумевает необходимость длительных усилий для достижения цели. Стать человеком знания — это конечный результат процесса в отличие от немедленного приобретения этого состояния, являющегося даром сверхъестественных сил. Вероятность узнать, как стать человеком знания, оправдала существование системы обучения тому, как этого достичь.

В первой теме было три элемента: (1) не существовало очевидных необходимых условия для того, чтобы стать человеком знания; (2) существовали некоторые скрытые условия; (3) решение о том, кто может стать человеком знания, было вынесено безликими силами.
Видимо, не существовало очевидных предпосылок, которые помогли бы определить, кто способен, а кто нет, научиться стать человеком знания. В идеале к этому может стремиться любой. Хотя на практике, дон Хуан отбирал учеников.
Фактически, при существующих обстоятельствах, любой учитель выбирал бы учеников, подбирая их по скрытым предпосылкам. Сущность этих предпосылок никогда не была сформулирована; дон Хуан лишь исподволь внушал, каким должен быть ход мыслей при выборе будущего ученика. Подход, который он использовал для того, чтобы определить, насколько подходящим был склад характера кандидата в ученики, дон Хуан называл «непреклонное намерение».

Тем не менее, окончательное решение по вопросу о том, кто может научиться быть человеком знания, было делом безликой силы, о которой дон Хуан знал, но это находилось за пределами его воли. Эта сила могла указать на нужного человека, дав ему возможность совершить необычный поступок, или поставив его в необычные обстоятельства. Поэтому, отсутствие открытых предпосылок и существование скрытых предпосылок никогда не вступали в конфликт.

Человек, который таким образом был выделен из числа других, становился учеником. Дон Хуан называл его escogido — «избранный». Быть избранным значило гораздо больше, чем быть просто учеником. Сам способ выбора escogido уже отличал его от обыкновенных людей. Он уже считался носителем минимального количества силы, которая предположительно должна была возрастать по мере обучения.
Но учение — это процесс бесконечного поиска и те силы, которые вынесли первоначальное решение или силы, с ними сходные, должны были в дальнейшем определить в состоянии ли escogido продолжать обучение или он потерпел поражение. Такие решения могли обозначиться в разных выражениях на любой стадии обучения. В этом смысле любые необычные обстоятельства, окружающие ученика, рассматривались, как предзнаменования.

Человек знания имел непреклонное намерение

Сама мысль о том, что человек знания нуждается в непреклонном намерении, объясняла упражнение силы воли. Иметь непреклонное намерение значило иметь волю для осуществления необходимой процедуры в рамках получаемого знания. Человеку знания нужна несгибаемая воля, чтобы выдержать обязательное качество, которое свойственно любому действию, происходящему в пределах его знания.

Обязательное качество всех действий, происходящих в таких пределах, их неизменность и предопределенность, без сомнения, любому человеку неприятны; по этой причине небольшое количество непреклонного намерения — это единственное скрытое требование, предъявляемое к каждому будущему ученику.

Непреклонное намерение состоит из (1) умеренности, (2) трезвости суждения и (3) недостатка свободы вводить новшества.
Умеренность необходима человеку, т.к. большинство обязательных действий касалось инстанций или элементов, находящихся или за рамками обычной повседневной жизни, или не были приняты в обычной деятельности, и человеку, который должен действовать в соответствии с ними, приходится делать экстраординарное усилие каждый раз, как он предпринимает какое-то действие. Ясно, что быть способным на такое усилие можно лишь будучи умеренным в другой деятельности, которая прямо не затрагивает такие предопределенные действия.

Ввиду того, что все действия предопределены и обязательны, человеку знания нужна трезвость суждения. Под этим понятием подразумевается не просто здравый смысл, а способность оценивать обстоятельства, сопутствующие любой необходимости действовать. Руководством для такой оценки может быть совокупность всех составных учения, взятых в качестве рациональных факторов, бывших в распоряжении на тот момент времени, в который должно было быть выполнено действие. Т.о., руководящий фактор все время изменялся по мере того, как выучивалось больше составляющих; хотя в основе его всегда лежало убеждение, что любое обязательное действие, которое возможно надо было произвести, в действительности было самым подходящим действием в данных обстоятельствах.
Ввиду того, что все действия были установлены заранее и обязательны, их выполнение означало ограничение свободы на введение каких-то новшеств. Система передачи знаний у дона Хуана была так хорошо разработана, что не было возможности как-то ее изменить.

Человек знания обладал ясностью мышления

Ясность мышления была тем фактором, который обеспечивал чувство ориентации. Тот факт, что все действия предопределены означал, что ориентация в пределах получаемого знания в равной степени предопределена; как следствие — ясность мышления подсказывала направление ориентации. Этим постоянно подтверждалась обоснованность избранного курса при составляющих понятиях (1) свобода выбирать путь, (2) знание специфической цели, (3) изменчивость.

Предполагалось, что у человека была свобода выбора пути. Идея свободы выбора не противоречила идее об ограничении свободы вводить новшества; они не противоречили друг другу и не смешивались друг с другом. Свобода выбора пути подразумевала свободу выбора между разными возможностями свершения действия, одинаково эффективными и практичными. Критерием для такого выбора было преимущество одной возможности над другими по оценке выбирающего. Кстати, свобода выбора пути давала чувство ориентации через выражение личных наклонностей.

Другой способ выработать чувства ориентации — это осознание специфической цели каждого действия в пределах получаемого знания. Поэтому человеку знания необходима ясность мышления, чтобы сочетать свои специфические причины действия со специфической целью каждого действия. Знание специфической цели каждого действия было тем фактором, которым он руководствовался при оценке обстоятельств, сопровождающих любую необходимость действия.

Другим аспектом ясности мышления была мысль о том, что человек знания для того, чтобы подкрепить выполнение обязательных действий, должен собрать все ресурсы, которые учение ему предоставило. В этом состоит изменчивость. Чувство ориентации сформировалось при появлении у человека чувства уступчивости и изобретательности. Обязательное качество всех действий внушило бы человеку чувство жесткости или бесплодности, если бы не мысль о том, что человек знания должен быть изменчив.

Стать человеком знания было вопросом напряженного труда

Человек знания должен обладать или развивать в себе в процессе обучения всестороннюю способность проявлять волю. Дон Хуан утверждал, что стать человеком знания — дело напряженного труда. Напряженный труд означал способность (1) драматически напрягать волю; (2) достигнуть действенности; и (3) отвечать на вызов.

В судьбе человека знания драма несомненно должна быть выделена особым образом, нужен особый вид волевых усилий, чтобы отвечать на обстоятельства, которые требовали драматической эксплуатации; иначе говоря, человек знания нуждался в драматических волевых усилиях. Взяв для примера поведение дона Хуана, с первого взгляда может показаться, что его усилия воли драматического характера являлись лишь результатом его собственной приверженности к театральности. Но драматические проявления воли в его случае гораздо больше, чем просто игра; скорее, это глубокое состояние веры. Посредством драматических усилий он придавал особое чувство законченности всем своим выполняемым действиям. Затем, как следствие его действий были инсценированы, так что одним из главных действующих лиц была смерть. Ясно, что смерть была вероятной в процессе обучения из-за опасной природы тех предметов, с которыми имел дело человек знания; затем было логично, что драматические проявления были больше, чем театральными представлениями — они были обусловлены убежденностью, что смерть была вездесущим игроком.

человек знания был воином

Существовать для человека знания значит находится в состоянии постоянной противостояния,и мысль о том,что он воин,ведет жизнь воина,помогала ему достигать эмоциональной стабильности. Сама идея воюющего человека состоит из четырех концепций:

1. человек знания должен иметь уважение,
2. в нем должно быть чувство страха,
3. он должен быть активным,
4. он должен быть уверен в себе.

Отсюда быть воином - это вид самодисциплины,форма совершенствования личности,хотя это то состояние,когда личные интересы сведены к минимуму,т.к. в большинстве ситуаций личный интерес несовместим с суровой необходимостью для совершения какого-либо предопределенного,обязательного акта.

Человек знания в роли война обязан обладать особым уважением ко всему,с чем ему приходилось иметь дело;ко всему,что связано с его знанием,следует относиться с глубоким уважением для того,чтобы в перспективе расставить все по значимости. Иметь чувство уважения эквивалентно умению оценивать незначительные возможности человека перед лицом неизвестности.

Если человек мыслит таким образом,то эта идея уважения,логически развиваясь,включает уважение к себе,т.к. человек неисследован в той же степени,как и сама неизвестность. Упражнение,направленное на осознание чувства уважения,трансформировало изучение этого специфического знания,которое иначе могло бы показаться абсурдным,в рациональное.

Еще один необходимый фактор в жизни война - это необходимость испытывать и тщательно оценивать чувство страха. Идеальная ситуация - это когда,несмотря на страх,человек продолжает производить действия. Предположительно,чувство страха должно быть побеждено и в какой-то период в жизни человека /?Знания?/ оно должно исчезнуть,но первое,что человек должен сознавать,это необходимость испытывать это чувство с тем,чтобы должным образом оценить это чувство. Дон Хуан утверждал,что человек способен победить страх,только будучи лицом к лицу с ним.

Будучи войном,человек знания должен быть всегда активным,начеку. Человек на войне должен быть начеку,чтобы осознавать два аспекта знания:

1. осознание намерения и
2. осознание ожидаемого постоянного движения.

Осознание намерения - это знание факторов,участвующих во взаимоотношении между специфической целью любого обязательного действия и целью действия отдельного человека. Так как у всех обязательных действий есть определенная цель,человек знания должен быть всегда активен,т.е. он должен быть в состоянии сочетать определенную цель каждого обязательного действия с тем определенным мотивом,который побудил его к действию.

Осознавая эту взаимосвязь, человек знания должен быть в состоянии осознавать,что такое ожидаемое постоянное движение. То,что я назвал "осознание ожидаемого постоянного движения"- это уверенность в том,что человек в состоянии всегда определить значимые изменения,происходящие во взаимоотношении между специфической целью действия и мотивов личности, побуждающих личность действовать. Осознавая это движение, человек ,предполагается,должен обнаруживать самые незначительные изменения. Это целенаправленное осознание изменений объясняет признание и интерпретацию предзнаменований и других необычных событий.

Последний аспект бойцовского поведения - это необходимость уверенности в себе,т.е. уверенность в том,что специфическая цель действия,которое возможно выбрано, была единственной вероятной альтернативой для специфических личных мотивов действия. Без уверенности в себе человек не способен выполнить один из аспектов учения:способность утверждать знание, как власть.

Становиться человеком знания - непрекращающийся процесс .

Быть человеком знания не подразумевает постоянство. Никогда не было уверенности в том,что выполняя все задания преподаваемого знания,можно стать человеком знания. Очевидно,что роль этих заданий состоит в том,чтобы показать,как стать человеком знания. Итак,стать человеком знания - это задача,которая не могла быть выполнена полностью,скорее это непрерывный процесс,включающий в себя:

1. мысль о том,что каждый должен искать новые способы,как стать человеком знания,
2. мысль о собственном непостоянстве и
3. выбранному занятию должно отдаваться сердце.

Вопрос об обновлении способов становления человеком знания обсуждался в связи с темой четырех символических препятствий,встречающихся на пути человека обучающегося:страх,ясность,власть и возраст. Возобновление поиска нового подразумевает умение себя контролировать и сохранять контроль над собой. Настоящий человек знания должен бороться против каждой из этих враждебных сил последовательно до конца жизни,чтобы активно участвовать в процессе приобретение знания. Несмотря на истинное возобновление поиска,перевес неизбежно не на стороне человека,он отступит перед последним из символических препятствий. В этом заключается идея непостоянства.

Компенсация негативности человеческого непостоянства - это указание на то,что выбравший путь должен делать это "от всего сердца". Это выражение метафорическое,означает,что,несмотря на непостоянство,человек должен идти избранным путем и должен находить удовлетворение и самовыражение в самом процессе выбора наиболее приемлемой альтернативы и идентифицировать себя с ней полностью.

Дон Хуан выразил рациональную сущность всего своего учения метафорически таким образом,что для него важно было найти путь сердцем и пройти по нему до конца,для него достаточно идентифицировать себя полностью с этой альтернативой. Удовлетворение приносило само прохождение этого пути,надежда достичь какого-то перманентного состояния за пределами его знания.

Человек знания имел союзника (олли ).

Мысль о том, что человек знания имел олли, была самой важной из семи составляющих, единственно необходимая для объяснения сущности человека знания. По классификации дона Хуана, человек знания имел оллив то время, как у обычного человека его не было, и именно в этом состояло различие между ними.

Дон Хуан описывал олли, как "силу,которая способна транспортировать человека за пределы его личности",т.е. силу, которая способна вынести его за пределы обыденности.Соответственно иметь олли значит иметь власть. Тот факт, что человек знания имеет олли, означает, что оперативная цель учения была достигнута. Так как цель - это научить, как стать человеком знания, а человек знания - это тот, кто имел олли, то по учению дона Хуана учение также показывает, как приобрести олли. Понятие "человек знания",являющееся философской оболочкой мага, имеет значение для каждого, кто хочет жить внутри этой оболочки только в том случае, если у него есть олли.

Я классифицировал предыдущую составляющую человека знания,как вторую по значению структурную часть из-за ее необходимости при объяснении, что такое человек знания.

В учении дона Хуана было два олли. Первый входил в состав растения датура, общеизвестного под названием трава Jimson. Дон Хуан называл этого олли испанским названием, которое означает трава дьявола. По его мнению, любые разновидности датуры его содержат. Хотя каждый маг должен выращивать один какой-то вид, который он называет своим не только в том смысле,что это его личная собственность, но и потому, что оно идентифицируется с ним.

Собственные растения дона Хуана относились к виду Inoxia, там, по-видимому, не было корреляции между этим фактом и различиями, которые, возможно, существовали между двумя видами датуры, ему доступными.

Второй олли входил в состав гриба, который я идентифицировал, как род гриба Psilosibo, возможно, это был Psilosibo Mexicano, но эта классификация была лишь приблизительной, так как мне не удалось достать образец для лабораторного анализа.

Дон Хуан называл этого олли Humito, что значит "маленький дымок", предполагая,что этот олли был аналогичен дыму или курительной смеси, которую он составлял с этим грибом. Этот дым упоминается, как настоящий контейнер,но он разъяснил, что силой обладал лишь один вид псилосибо, т.о. при сборе необходима особая тщательность, чтобы не спутать этот вид с дюжиной других видов этого рода, которые растут в том же регионе.
Олли в качестве значимой концепции включал в себя следующие идеи и их вариации:

1) олли не имеет формы,
2) олли воспринимается, как качество,
3) олли можно приручить,
4) олли обладал властью.

Олли бесформенен.
Олли есть сущность, существующая вне и независимо от себя, но несмотря на то, что это отдельная сущность, формы олли не имеет. Я ввел понятие"бесформенность" как противоположное понятию "имеющий определенную форму", различие это сделано ввиду того, что существуют другие силы,сходные с олли, имеющие совершенно определенные для восприятия формы.Состояние бесформенности означает, что олли не имеет ярко или слабовыраженной формы, даже просто различимой формы, подразумевается, что олли всегда невидим.

Олли воспринимается, как качество.
В продолжение идеи бесформенности было еще одно состояние, выражающееся в том, что олли воспринимается, как качество ощущений, т.е. из-за бесформенности присутствие олли можно ощутить лишь по его влиянию на мага. Дон Хуан определил качество этих влияний как антропоморфическое.Он изобразил олли, обладающего характером человека, подразумевая при этом, что каждый маг в отдельности выбирал наиболее подходящего себе олли по характеру, принимая во внимание антропоморфические характеристики олли.
Два олли в учении были описаны доном Хуаном, как имеющие качества.

По классификации дона Хуана, олли, содержащийся в датура иноксия, обладал двумя качествами: он был женского типа и был источником избыточной силы. Он считал оба эти свойства абсолютно нежелательными. Его высказывания на этот счет были вполне определенными, но в то же время он указывал, что его оценка этого вопроса носит личный характер.

Самой важной характеристикой было, несомненно, то, что дон Хуан называл женской природой. Тот факт, что говорится о женской природе, однако, не означает, что олли был женской властью. Аналогия с женщиной, возможно, была лишь метафорой, которую дон Хуан использовал для описания отрицательных влияний олли. Кроме того, само испанское название растения Jebra женского рода и могло способствовать проведению такой аналогии. В любом случае персонификация этого олли, как власти женской по природе, приписывали ему такие антропоморфные качества:

1) он был собственником;
2) он был неистовым
3) он был непредсказуем и
4) он обладал отрицательным последствием.

Дон Хуан верил, что этот союзник (олли) обладал способностью порабощать людей, которые стали его последователями; он объяснил эту способность, как проявление собственничества, которая ассоциируется в его представлении с женским характером. Олли устанавливал власть над своими последователями, создавая у них чувство зависимости и давая ощущение физической силы и благополучия.

Олли также должен быть неистов. Неистовость женского типа выражалась в том, что последователи олли совершали жестокие действия. Эта специфическая черта сделала его наиболее подходящим для мужчин свирепого характера, которые хотели найти ключ к личной власти в неистовости.

Следующей женской чертой была непредсказуемость. Дон Хуан подразумевал, что последствия олли никогда не были постоянными; скорее, они были неустойчивы и ярко выраженного способа их предсказать не было. Непостоянство олли уравновешивалось дотошной и драматической заботой мага о своих действиях. Любой неблагоприятный поворот событий, необъяснимый,являющийся результатом ошибки или неправильностью действий объяснялся непредсказуемостью олли.

Из-за собственничества, неистовости и непредсказуемости в целом влияние олли на характер последователей было вредным. Дон Хуан утверждал, что олли целенаправленно старался передать свои качества и что в этом он преуспел.

Но наряду с женскими качествами, олли обладал другим качеством: он был источником избыточной силы. Дон Хуан особо подчеркивал это, он говорил, что как источник избыточной силы, олли был не превзойден. Подразумевается, что он дает своим последователям физическую силу, чувство смелости и отвагу совершать необычные подвиги. По мнению дона Хуана, такая непомерная власть была избыточна; он утверждал, что по крайней мере для него самого, в таком количестве она было больше не нужна. Тем не менее, он считал ее сильным стимулом для будущего человека знания в случае, если у последнего возникло бы намерение искать власти.
Своеобразность точки зрения дона Хуана состояла в том, что олли, входящий в состав рsilосyве мехiсаnа, напротив, обладает адекватными и наиболее ценными характеристиками:

1) он мужского типа и
2) дает состояние экстаза.
Он описывал этого олли, как антипод тому, который содержится в растении dатurа. Он считал его мужским по типу. Мужская природа в нем представляется аналогичной женской природе другого олли, т.е. Это не мужская власть, но дон Хуан просто классифицировал его воздействие в рамках того, что он определил, как мужское поведение. В этом случае также мужской род испанского названия растения мог дать аналогию мужского начала.
Человекоподобные качества этого олли, которые дон Хуан считал свойствами мужчины, следующие:

1) он был бесстрастен,
2) он нежен
3) он предсказуем и
4) он обладает благотворным воздействием.

Мысль дона Хуана о бесстрастной природе олли выражалась в уверенности в справедливости олли в том, что он никогда не требовал экстравагантных действий от своих последователей. Он никогда не порабощал людей, потому что он никогда не обладал легким воздействием на них, наоборот,действовал тяжело, но должным образом на своих последователей. Тот факт, что олли не проявлял открыто никакой неистовости свидетельствовало его мягкости. Было ощущение его бестелесности, и дон Хуан т.о.описывал его спокойствие, мягкость и умиротворенность.

Он так же предсказуем. Дон Хуан описал его влияние на отдельных последователей и его поведение в серии последовательных экспериментов на одном человеке,как постоянное, другими словами формы проявления не меняются, а если изменения и происходят, то они незначительны и их можно не рассматривать отдельно.
Из-за того, что олли мягок, бесстрастен и предсказуем, предполагается, что он обладает и другими мужскими свойствами: благоприятным влиянием на характер своих последователей.Эти свойства "хумито" создают в них состояние эмоциональной стабильности. Дон Хуан уверен в том, что под влиянием олли человек может обуздывать свои порывы и прийти в состояние равновесия.
Вершиной всех мужских характеристик олли является его свойство приходить в состояние экстаза. Эта его характеристика также воспринимается, как качество. Хумито как бы освобождал тело от сопутствующих ощущений, давая им возможность собственной активности,создавая таким образом ощущение бестелесности. А эта активность неизбежно выражалась в состоянии экстаза. Олли, содержащийся врsilосyве считается идеальным для людей, склонных к созерцанию.
Олли можно приручить.

Мысль о том, что олли можно приручить, означает, что потенциально его силу можно использовать. Дон Хуан объяснял, что это его природная особенность; после того, как маг подчинил олли, считалось, что он мог распоряжаться им, что означало использовать его силу в своих интересах.Способность олли к подчинению противостояла неспособности к этому других сил, которые во всем другом, кроме способности к подчинению,сходны с олли.
В манипулировании олли есть два аспекта:

1) олли - средство передвижения,
2) олли - это помощник.

Олли - это средство передвижения в том смысле, что он переносит мага в область необычной реальности. Что касается моего личного опыта, оба олли являлись средствами передвижения, хотя смысл этой функции для каждого из них был разным.
Общие нежелательные свойства олли,содержащегося в dатurа inохiа, особенно его непредсказуемость, сделали его опасным и независимым средством передвижения. Единственным способом защиты от его несовместимости был ритуал, но его всегда было недостаточно, чтобы обеспечить стабильность олли; когда маг использует олли, как средство передвижения, перед тем, как начать действие, должен дождаться хороших предзнаменований.

Наоборот, олли, содержащийся врsilоsyве мехiсаnа, считался надежным, предсказуемым средством транспортировки в силу своих ценных качеств. В силу предсказуемости этого олли, магу при работе с ним не нужен никакой подготовительный ритуал. Другой аспект манипулирования олли - это олли, помощник.Идея олли помощника состоит в том, что после того, как олли сослужит службу в качестве средства передвижения, его можно использовать, как помощника в достижении поставленной цели, т.е. перехода в состояние необычной реальности.

В качестве помощников оба олли обладали разными уникальными свойствами.Сложность и пригодность этих свойств выяснялась все больше в процессе обучения. Но в целом олли, содержащийся в dатurа inохiа считается необычайным помощником, и эта его способность рассматривается, как следствие его способности давать чрезмерную силу. Помощник,содержащийся в рsilоsyве мехiсаnа, считался еще более экстраординарным помощником. Дон Хуан считал, что в функции помощника с ним ничто не может сравниться, что являлось следствием всех его ценных свойств.

"Я научился видеть и говорю: нет ничего важного.
Теперь твой черед.
Возможно, когда-нибудь ты увидишь, и тогда сам узнаешь, так это или не так.
Для меня ничто не важно, а для тебя, быть может, все будет важно.

Пора бы усвоить: человек знания живет действием, а не размышлением о действии и не размышлением о том, что он будет думать, когда совершит действие.

Человек знания избирает путь, у которого есть сердце, и идет по нему: он смотрит, радуется, смеется, он видит и познает. Он знает, что жизнь коротка, и знает, что, как и всякий другой, этот путь никуда не ведет. Он знает — ибо видит: нет ничего, что было бы важнее прочего.

Иными словами, у человека знания нет ни чести, ни достоинства, ни семьи, ни родины, — есть только жизнь

И единственное, что связывает его с окружающими, — это управляемая глупость. Он тоже к чему-то стремится, пыхтит, потеет от натуги и с виду ничем не отличается от других. Кроме одного: глупость его жизни ему подвластна. Ничто для него не важно. Человек знания выбирает для себя дело и делает его так, будто действительно им увлечен. Глупость, которой он управляет, определяет то, как он говорит и как действует; но он-то знает, как все обстоит на самом деле, и потому, завершив свои дела, удаляется с миром, и ему все равно, хороши они или плохи, вышло из них что-нибудь или нет. С другой стороны, человек знания может предпочесть полное спокойствие и вообще ничего не делать, вести себя так, будто бездействие для него важнее всего. И опять же он будет прав, потому что и это — управляемая глупость"

Так и есть, но небольшой нюанс:
Видение по дону Хуану лишает возможности смеяться.
Смеяться можно тогда, когда смотришь человеческими глазами и думаешь о вещах.

Но это не совсем так.
В Пробуждении, видение всего таким, какое оно есть - как чистой энергии Сознания, создающей формы, меняющей их, но одновременно-вне временно остающейся одной и той же - не исключает безмолвного смеха, идущего из Тишины, из Чистоты, от контраста того, каким всё выглядит и кажется и того,каким оно на самом деле является.

Ты можешь думать и мыслить в силу необходимости, но просто уже не рассуждаешь так, как раньше, о том, что наблюдаешь и переживаешь через физическую форму.

Христианская заповедь "Не осуждай ближнего" реализуется по-настоящему именно в таком видении. Ты можешь говорить,провоцировать, подшучивать, выносить то,что внешне кажется суждениями, но для тебя каждый - это Божественная Сволочь, Чистое Совершенство на двух ножках,которое, однако, само себе портит жизнь ради сохранения устойчивой рассудочной позиции.
И Бог, и никто, и сволочь, и человек, и сияющая форма энергии, манифестирующая какой-то из аспектов Жизни, граней одного алмаза - Любовь, Мудрость, Силу, Понимание, быть может...

И это очень трогательно и забавно,в каком-то смысле.
Это не важно и - потому - не серьёзно.
Не теряется ничего.
Все есть в этом. Все, что нужно.

"Я сказал, что не только питал к нему доверие, но и научился уважать его образ жизни, признал его более разумным, чем свой собственный, но теперь его слова повергли меня в состояние полной растерянности. Чтобы он лучше понял меня, я поведал ему об одном знакомом старике. Когда-то тот был преуспевающим юристом, поддерживал консерваторов и жил с уверенностью, что борется за правду. В начале 30-х годов, с установлением «нового курса», он с головой ринулся в политическую неразбериху того времени, полагая, что перемены вредны стране. Верный своему образу жизни и убежденный в своей правоте, он поклялся бороться с тем, что считал политическим злом. Но поток событий оказался слишком мощным. Он боролся со злом десять лет: и в сфере политики, и в своей личной жизни, — но безуспешно. Вторая мировая война нанесла ему полное поражение. Потерпев политический и идеологический крах, этот человек двадцать пять лет провел в добровольном изгнании. Когда мы встретились, ему было восемьдесят четыре. Он вернулся в родной город, где доживал свои последние дни в доме для престарелых. Казалось невероятным, что он так много прожил, если учесть, что его жизнь была растрачена на горечь и жалость к самому себе. Почему-то ему понравилось мое общество, и мы часто и подолгу беседовали.
Наш последний разговор он закончил словами: «У меня было достаточно времени, чтобы оглянуться и оценить свою жизнь. События прежних лет превратились в историю, к тому же неинтересную. Я впустую потратил годы в погоне за нелепыми фантазиями. Они того не стоили, теперь я прекрасно это понимаю. Но сорок потерянных лет не вернешь».

Я объяснил дону Хуану, что мое смятение вызвано его словами об управляемой глупости.
— Если ничто не важно, — сказал я, — то человек знания волей-неволей приходит к той же пустоте, что и мой знакомый.

— Ничего подобного, — резко возразил дон Хуан. — Твой знакомый одинок потому, что состарился, так и не научившись видеть. Единственное, что он сделал в жизни, — это дожил до старости. Сейчас, вероятно, он жалеет себя еще больше, чем раньше.

Он решил, что потратил впустую сорок лет, ибо искал победу, а нашел поражение.

Но он никогда не поймет, что победа и поражение — одно и то же.
Тебя испугали мои слова: «ты такой же, как прочие». Так чем же ты лучше ребенка? Предназначение человека — учиться, а к знанию идут так же, как идут на войну. Об этом я говорил сотни раз. И к знанию, и на войну человек идет со страхом, но и с полной уверенностью в себе. Доверяй себе, а не мне!

Тебя испугала пустота жизни твоего знакомого. В жизни человека знания нет пустоты. Поверь мне, все в ней полно до краев.
Дон Хуан встал и протянул руки, словно ощупывая что-то невидимое.
— Все полно до краев, — повторил он, — и все равнозначно, Я не таков, как твой знакомый, который сумел лишь состариться. Когда я говорю: ничто не важно, то имею в виду совсем не то, что он. Для него борьба оказалась бессмысленной, потому что он проиграл. Для меня же не существует ни победы, ни поражения, ни пустоты — все полно до краев, все равнозначно, и потому моя борьба не напрасна.
Чтобы стать человеком знания, надо быть воином, а не хнычущим ребенком. Нужно напрячь все силы и не сдаваться, идти без жалоб, не отступая, пока не научишься видеть. И тогда поймешь: ничто не важно"

Читайте также:


Добавить комментарий