Орловские партизаны

Орловские партизаны

В Орле по подозрению в совершении ряда взрывов и поджога милиции задержаны несколько человек, среди которых — майор, преподаватель кафедры физподготовки Федеральной службы охраны (ФСО) РФ.

За скупой на подробности информацией - новая, теперь уже, не приморская, а орловская история партизан.
Вот, что пришло на сайт Stringer в ответ на сухую заметку об аресте ФСО-шика:

Орловские партизаны
«Нам надоело терпеть, — цитирует обращение партизан портал социальной сети Folksland. — Мы не хотим жить в стране, где каждый бандит, нацепивший погоны может разгуливать на свободе и губить жизни лучшей части Русской молодежи! Мы не хотим, что бы русские парни гибли на зонах, в то время как настоящие преступники гуляют на свободе. Мы не хотим, чтобы наш народ, наш город и наша страна тонули в трясине деградации и морально-нравственнного упадка. И поэтому мы поднялись на этот неравный бой. Бой, в котором мы скорее всего не одержим Победы. Бой, который не докажет и не откроет ни кому из Вас глаза. Ведь вы так упорно избегаете Правды»
Орловские партизаны-националисты, обвиняемые в поджогах и взрывах местной милиции, прокуратуры, а также принадлежащих кавказцам кафе и магазинов, оказались симпатичными с виду парнями. И это хуже всего.

По данным СКП, отрядом руководил майор Виктор Луконин, 32-летний физрук орловской академии Федеральной службы охраны (ФСО). ФСБ взяла его в три часа ночи 8 августа на одном из постов ГАИ под Орлом. «В машине были найдены однозарядное устройство для стрельбы мелкокалиберными патронами в форме ручки, диски религиозной направленности, листовки», — сообщает представитель пресс-службы УВД по Орловской области Мария Шакина. В гараже Луконина нашли два обреза, револьвер без номера, стреляющие мелкокалиберными патронами авторучки, взрывчатые вещества, компоненты для самодельных бомб и четыре «коктейля Молотова».

По предварительным данным, фамилии других участников группы — Жарких, Мартынов, Ромкин, Савоськин, Артамонов, Шилаев. Известно, что двое из них — выпускники академии ФСО, остальные — охранник ЧОПа, работник местного завода «Юнимилк» и безработные в возрасте от 18 до 23 лет.

В СКП задержанным инкриминируют более десяти взрывов и поджогов. Главным преступлением следователи называют произошедший 5 августа в день города взрыв в дагестанском кафе «Индира» на окраине Орла. Тогда от взрыва начиненной гвоздями бомбы пострадали четыре человека, включая женщину и ребенка. Кроме того, группе приписывают маломощный взрыв в окне прокуратуры Железнодорожного района Орла, а также поджог соседнего опорного пункта милиции. Оба инцидента произошли ночью и обошлись без пострадавших. В последнем случае на месте происшествия были найдены листовки: «Делай как мы, делай лучше нас».

Следствие не было склонно объединять три названных происшествия в одно дело, но об их связи в Интернете объявили сами подпольщики. Они назвали себя последователями приморских партизан и заявили, что поднимают «знамя открытого восстания в городе».
Согласно заявлениям партизан, они провели около 20 «боевых операций», в том числе уничтожение семи опорных пунктов милиции, двух отделов прокуратуры, магазина «Эрос», а также нескольких магазинов и ларьков, принадлежащих «инородцам».

Но, пожалуй, самое интересное в этой истории – отзывы о «виновниках торжества». От официальных комментариев в ФСО и ее орловской академии воздерживаются, но знакомые майора Луконина называют его харизматичным лидером, приятным, контактным и общительным человеком. По их словам, он постоянно был в центре внимания молодежи, в том числе курсантов академии. Организовывал всевозможные «Зарницы» и другие военно-спортивные игры, пользовался большим авторитетом.

Об общественности и говорить нечего. В интернет-форумах отношение к орловским партизанам не менее сочувственное, чем ранее к приморским. «Скорее всего, это некий выплеск той напряженности, которая уже сейчас есть в обществе, которую на самом деле создала власть», — говорит орловский правозащитник Дмитрий Краюхин. «Это свидетельствует о нарастающем напряжении в обществе, готовом в любой момент выплеснуться в виде массовых насильственных выступлений против власти в центре и на местах», — резюмирует Folksland.

О какой же напряженности речь? Чем конкретно не устраивает «орловских партизан» «существующее положение в стране», в СКП не уточняют. Из их воззвания это тоже не совсем понятно. Но, судя по слову «инородцы» и объектам атаки, речь идет о том, что некоторые называют «сращиванием региональной власти с этническими мафиями».

Почему это произошло именно в Орле, можно лишь предполагать, но тех, кто здесь живет, случившееся не очень удивляет. Дело в том, что на Орловщине проживает одна из крупнейших в Центральной России кавказских диаспор, и самая влиятельная из них – чеченская.

«Мощная чеченская диаспора появилась на Орловщине еще в конце 80-х годов. После начала первой чеченской кампании скрывающихся от боевых действий беженцев в регионе прибавилось. Официально сейчас их зарегистрировано около восьми тысяч. На самом деле их не менее сорока тысяч, — писала в 2004 году «Газета». — По данным местных оперативников, почти весь здешний зерновой бизнес находится под негласным контролем чеченских группировок. Причем львиная доля доходов идет на финансирование незаконных вооруженных формирований».

В том, что такая обстановка сохраняется на Орловщине и поныне, сомнений мало. И дело не только в чеченцах. Та же «Газета» писала о кровавой армяно-ингушской бойне в Орле, где в толпе ингушей орудовал захватчик бесланской школы Руслан Хучбаров по кличке Полковник, а с армянами единым фронтом выступили русские (не правда ли, напоминает историю в детском лагере «Дон»?).

Читайте также:


Добавить комментарий